Размер
A A A
Цвет
Ц Ц Ц Ц Ц
Разрядка
ИИ И И И И
Изображения
нет Ч/Б Цв.
23 сентября 2019 | неделя нечетная
11 Сентября 2019
Наука

Профессор ИРНИТУ Андрей Богданов представил на Плаксинских чтениях успешные результаты вымораживания осадков шлам-лигнина Байкальского ЦБК

Успешные результаты применения технологии переработки осадков карт-накопителей БЦБК, базирующейся на создании условий процессов естественного вымораживания, представил профессор ИРНИТУ Андрей Богданов на Международной конференции «Плаксинские чтения». Форум проводят научный совет РАН по проблемам обогащения полезных ископаемых и Институт проблем комплексного освоения недр им. академика Н.В. Мельникова РАН. В конференции принимают участие специалисты из России, ЮАР, Чехии, Китая, Казахстана и Кыргызстана.

Заслуженный эколог Иркутской области Андрей Богданов преподает на кафедре обогащения полезных ископаемых и охраны окружающей среды, руководит научно-исследовательской лабораторией экологического мониторинга природных и техногенных сред. Под его руководством разработана технология переработки накопительных коллоидных осадков шлам-лигнина БЦБК.

Ученый напомнил коллегам, что осадок шлам-лигнин был образован при химической и биологической очистки сточных вод Байкальского ЦБК. В его состав входят лигнинные вещества (40-45%), волокно, кора (10-15%), отработанный активный ил (15-20%), зольный остаток (10-20%), ПАА, гидроксид алюминия (5%). Общий объем осадков равняется 8 млн куб. м, общая площадь – 150 га. Расстояние от карт до Байкала составляет 200 метров, до поселка Солзан - 300 м. Карты представляют собой железобетонные гидроизоляционные шламоотстойники длиной 1,5-2 км, шириной до 300 м, глубиной 4-8 м.

По информации Андрея Богданова, проектировщики карт-накопителей БЦБК еще в начале 70-х годов прошлого века предложили обезвоживать и сжигать коллоидный осадок, представляющий собой активный ил. Однако в те годы не было подходящего оборудования, поэтому ил забивал все фильтры, и его начали размещать в картах-накопителях. Со временем этот осадок, составляющий 60% от общего объема, начал бродить. Таким образом, сейчас карты можно сравнить со своеобразными огромными термосами, где происходят экзотермические реакции.

«У нас сложилось четкое понимание, что данную проблему нужно решать технологическими приемами, которые позволяют интенсифицировать природные, естественные процессы. Технология должна помогать протеканию природных явлений, а не вредить.

Мы предложили механические мелиоративные мероприятия – вымораживание, осушение и самозарастание.   Зимой на картах были проведены опытные работы. Мы убрали снеговую шапку, которая препятствует отходу теплых газов, возникающих при брожении активного ила. Проложили траншеи шагом два метра, глубиной до плотных слоев. Таким образом, обеспечили свободный доступ холодному воздуху. При температуре минус 15 -20 градусов коллоидный осадок промерз и из пластичной массы превратится в гранулированное вещество.

И если исходный коллоидный гидрофильный осадок шлам-лигнина имел влажность 85% и относился к третьему классу опасности (умеренно опасные отходы), то обогащенный целлюлозным волокном гранулированный гидрофобный осадок обладает влажностью 32% и имеет пятый класс опасности (практически неопасные отходы), - сообщил Андрей Богданов. -

Таким образом, объем отходов уменьшается на треть, что в будущем позволяет транспортировать лигнин из одной карты в другую и использовать освободившиеся для рыборазведения и пр. А то, что будет уплотнено, можно рассматривать как торф, который нормально соседствует с окружающей средой. Если задаться целью полной утилизации, то данный торф можно сжечь и получить золу, на 70% состоящую из оксида алюминия, используемого в качестве модификаторов при производстве цемента и других стройматериалов».

Летом политеховские исследователи провели еще один эксперимент на опытной промплощадке. Они выяснили, можно ли из вымороженного осадка шлам-лигнина и осадка очистных сооружений г. Байкальска получить почвогрунт, пригодный для выращивания сельскохозяйственных культур. Андрей Богданов продемонстрировал участникам конференции фотографии с изображением опытных делян, где в летом этого года росли горчица, фацелия и овес.
«Использовать осадок сточных сооружений в качестве удобрений предложили сами жители Байкальска. Это реальная биологическая добавка, если убрать всю патогенную микрофлору. Выращенные на наших грядках растения – убедительное свидетельство того, что данная идея вполне разумна», - отметил ученый.
Завершая свое выступление, Андрей Богданов подчеркнул, что нужно в корне отменять подход к решению глобальных экологических проблем, подобных той, которая сложилась после закрытия БЦБК.

«Я оптимистично отношусь к перспективе переработки осадков карт-накопителей БЦБК. В последние годы все, кто хотел, мог попробовать внедрить свои технологии в Байкальске. Утопический вариант по омоноличиванию доказал свою несостоятельность. В августе 2019 года на Солзанской площадке ООО «РГ-Экология» демонтировала свое оборудования. Я считаю, что перед исполнителями не совсем корректно была поставлена задача.

С результатами работы нашей исследовательской группы ознакомились представители государственных комиссий и международные эксперты. Таким образом, решение проблемы лежит на поверхности, и сейчас закрывать глаза и говорить, что эффективной технологии не существует, - уже не аргумент», - подчеркнул Андрей Богданов.

В настоящее время заведующий кафедрой обогащения полезных ископаемых и охраны окружающей среды ИРНИТУ Константин Федотов на всех уровнях старается продвинуть данный проект.

По мнению политеховцев, реализовать предложенное решение можно силами ИРНИТУ при поддержке Института по проектированию предприятий целлюлозно-бумажной промышленности Сибири и Дальнего Востока (АО «Сибгипробум»), который возглавляет Алексей Гончаров, и представителей Лимнологического института СО РАН (Александр Сутурин).

сентябрь
2019
пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
23
24
25
26
27
28
29
30